на главную      

    На главную

    Биография

    Живопись

    Графика

    Хронология

    Фото архив

    "Поленово"

    Гостевая

    Музеи

    Пастон

    Статьи

    Ссылки

Василий Поленов

   Василий
   Поленов
   1897 год

   
  
   

Поленово:

Открытые окна
Сто лет назад
Жизнь для народа
Рыцарь красоты
На дорогах времени
Сегодняшнему дню
Взгляд с высоты

   



Поленово - музей-усадьба Василия Поленова

2. Сто лет назад

Созданный Василием Дмитриевичем Поленовым музей вот уже столетие несет в себе светлое начало, присущее мировоззрению художника, блестяще отраженное в его творчестве, призванное к обновлению и просветлению духовной жизни людей. Начало, родственное силам весеннего обновления в природе.
Может быть, нигде так ярко и четко не разграничены времена года, как у нас, в Средней России. И так классически не завершены. Среднерусская весна лишена той красочности, экзотики и нарядности, как то же время года на других географических широтах и долготах. Как, впрочем, и осень, и зима, и лето. Но исполнена такого лиризма, такой бескорыстной и неподдельной прелести, какие мало где встретятся.
Ранним апрельским утром хрустит под ногами молодой ледок, еще не запели под полдневным солнцем притихшие и смолкшие за ночь ручьи, а по широкому простору половодья уходят последние, уже редкие льдины. В такое утро дышится удивительно легко и не покидает ощущение близости чего-то радостного, значительного и такого же светлого, как предстоящий весенний день.

Сейчас представляется символичным, что впервые на окский беховский берег Поленов ступил именно весной. В мае 1889 года. Почти сто лет назад. А было так: заметив с палубы идущего вверх по Оке колесного парохода на береговой тропинке человека, Василий Дмитриевич сказал сопровождающему его в поездке Константину Коровину: «Взгляни, Костенька,- вот счастливый человек. В каких благодатных местах он живет...» Пароход миновал беховский плес. Под мерные удары плиц проходили по левому берегу лесистые береговые холмы, впоследствии получившие имена Большого Алатыря, Малого Алатыря, Борка, Уборовой горы. Разведенная пароходом волна качнула бакены на песчаном перекате. Впереди показалась открытая изгибом Оки стройная соборная колокольня уездного городка Тарусы. Коровин предложил сойти в Тарусе и побывать в «благодатных местах», видением счастья мелькнувших при взгляде с пароходной палубы.
Художники не ошиблись. Те шесть дней, которые они провели на Оке в этой поездке, были полны счастьем весны, счастьем творчества, счастьем первооткрывателей чего-то очень важного, близкого и родного.

Над зарослями камыша и листьями кувшинок, над довольно крутым склоном правого берега, поросшим орешником, бересклетом, дубами, вязами и кленами, виднелись соломенные крыши небольшого села Бехова. Белая деревянная церковь, впоследствии увековеченная в поленовской «Золотой осени», неотъемлемой деталью завершала панораму речной долины. Была пора обновления, гнездовий, пора великого творчества природы, столь созвучная весне человека. Вся окрестность наполнялась медвяным запахом цветущей ивы, от которого готова закружиться голова. Прибрежные заросли ивняка гудели пчелами, на опушках было полным-полно душистых фиалок, и сплошной белый ковер анемонов покрывал лесные поляны.
Покоренный поэзией беховской округи, окрыленный возможностью приступить к исполнению заветной своей мечты - созданию музея, возвращался Поленов в Москву. По наведенным справкам, в Бехове продавалось небольшое имение помещицы Саблуковой. Было решено его купить и как можно скорее начать строительство.
Зимы меняются веснами, летом мелеет Ока, окликом отлетающих журавлиных стай возвещает о своем приходе осень. А на высоком холме над рекой почти столетие стоит просторный белый дом с крутыми скатами кровли. Бревна сруба хранят мудрый покой его мира, и время наложило благородный золотой оттенок на поверхность еловых бревен. В светлые осенние ночи месяц льет и льет голубоватый свет, и в такие ночи дом кажется особенно величественным.
И если новый посетитель пришел сюда с чистым сердцем, с добрыми намерениями и с глазами, широко открытыми Прекрасному, старый дом сможет доверить ему многие из своих еще не раскрытых и не высказанных тайн, сможет повести его путями Красоты, осветившей своим немеркнущим светом жизненный путь многих людей в разных поколениях. И сделает это с мудростью, соответствующей его возрасту, и с той радостью, которая всегда сопутствует встрече с вновь обретенным молодым другом.

С чего начать рассказ о той многосторонней просветительской традиции, итог и результат которой - современный музей-заповедник В.Д.Поленова? Правильнее всего было бы начать его с XVIII века, с событий более чем двухсотлетней давности, когда, по словам поэта, «Россия молодая, в бореньях силы напрягая, мужала с гением Петра». Просветительство - давняя традиция семьи Поленовых, начиная с XVIII века.
В шестидесятых годах позапрошлого столетия двое лучших студентов Петербургского университета - И.И.Лепехин и А.Я.Поленов - по инициативе и указанию М.В.Ломоносова были командированы Академией наук за границу, в Германию. Алексей Яковлевич Поленов, изучавший историю, римское право, юридические науки и французский язык в университетах Геттингена и Страсбурга, был первым русским «ученым законоведом» с высшим образованием, привезшим «из Германии туманной» помимо юридического диплома также «вольнолюбивые мечты», не замедлившие проявиться в его дальнейшей деятельности. Вошедший в историю прогрессивной общественной мысли и освободительного движения России под именем «первого русского эмансипатора», А.Я.Поленов был автором капитального труда «О крепостном состоянии крестьян в России», написанного в 1766 году под девизом Plus bonae mores valent quam bonae leges (Хорошие нравы лучше хороших законов).

В своем труде, по существу, явившемся первым проектом отмены крепостного права, он горячо призывал к прекращению «бесчестного торга человеческой кровью», предлагал широкие государственные мероприятия по обязательному обучению крестьян грамоте и отмене преступного и позорного «рабовладельчества», рекомендовал ряд мер по улучшению общественного устройства и поднятию сельского хозяйства путем увеличения крестьянских наделов и уменьшения помещичьего землевладения. Конечно, в эпоху жестокого крепостничества при Екатерине II такие идеи успеха иметь не могли, и труд Поленова впервые был опубликован только через сто лет, когда крепостное право было отменено. Безусловный интерес представляют сделанные впервые А.Я.Поленовым переводы на русский язык трудов Монтескье, Феофраста, заслуживает внимания его работа в комиссии по составлению Свода законов Российской империи. Именно от Алексея Яковлевича пришла в семью Поленовых традиция служения науке и передовой общественной мысли. Его сын Василий Алексеевич Поленов также оставил научные труды, имел звание академика. Это был ученый и литератор, один из немногих в то время людей с высшим университетским образованием. Будучи директором департамента Министерства иностранных дел и заведуя его архивами, В.А.Поленов сделал многое для того, чтобы поднять архивное дело в России на научную высоту. Фактически государственный архив своим устройством был обязан ему. А.С.Пушкин общался с ним во время работы над «Историей Пугачевского бунта». Часть переписки А.С.Пушкина с В.А.Поленовым опубликована в Полном академическом собрании сочинений поэта. В.А.Поленовым, в первом десятилетии XIX века служившим на флоте, было положено начало и традиции морской службы, которой следовали представители нескольких поколений поленовской семьи. Назовем две яркие фигуры. Первая - главный хирург Кронштадтского военно-морского госпиталя Андрей Львович Поленов, впоследствии - действительный член Академии медицинских наук СССР, лауреат Государственной премии, основоположник отечественной нейрохирургии и травматологии, основатель и до конца своих дней директор Ленинградского нейрохирургического института, ныне носящего его имя. Вторая - его сын Лев Андреевич Поленов, капитан I ранга, активный участник первой мировой, гражданской и Великой Отечественной войн. Рукой мичмана Л.А.Поленова сделана запись в вахтенном журнале крейсера «Аврора» об историческом залпе, произведенном 25 октября 1917 года: в ту ночь он был дежурным офицером по кораблю, руководил отправкой десанта авроровцев, принявших участие в штурме 'Зимнего дворца. Он же стал первым командиром «Авроры» после свершения Великой Октябрьской революции, обеспечил восстановление и ввод в строй легендарного корабля; под его командованием «Аврора» впервые пронесла советский военно-морской флаг за границу. Вторично восстанавливать крейсер ему довелось в 1944-1947 годах, он был одним из инициаторов создания на «Авроре» музея, ему выпала честь провести корабль к месту вечной стоянки. Так продолжалась более чем столетняя традиция флотской службы, начало которой положил ученый, литератор и общественный деятель Василий Алексеевич Поленов.

Один из сыновей Василия Алексеевича - Дмитрий Васильевич, отец художника - известный археолог, историк и библиограф, член-корреспондент Академии наук, автор многих трудов, посвященных древнерусским рукописям, материалам по истории отечественного законодательства, памятникам прошлой жизни Родины. Он был долголетним ученым секретарем Русского археологического общества, оставил яркий след в его деятельности. Стремление к художественному творчеству в семье тоже имело свои глубинные корни. Искусство пришло в семью Поленовых через прадеда художника по материнской линии - известного просветителя XVIII века, выдающегося архитектора, литератора, почетного члена Академии художеств Николая Александровича Львова. Дочь Львова Вера Николаевна, рано осиротев, воспитывалась в семье его друга Г.Р.Державина, где она встретилась и познакомилась со своим будущим мужем - полковником А.В.Воейковым. Судьба Алексея Васильевича Воейкова характерна для передового русского офицерства конца XVIII - начала XIX века. Участник суворовских походов, в частности перехода через Альпы, сражений при Иденсальми, Фридланде, Аустерлице, А.В.Воейков вошел в историю Отечественной войны 1812 года как один из ее героев. Его портрет в генеральской форме, выполненный Джорджем Доу, находится в военной галерее 1812 года ленинградского Эрмитажа. Посвященные ей строки пушкинского «Полководца» относятся и к судьбе Воейкова:

Нередко медленно меж ими я брожу
И на знакомые их образы гляжу,
И, мнится, слышу их воинственные клики.
Из них уж многих нет; другие, коих лики
Еще так молоды на ярком полотне,
Уже состарились и никнут в тишине
Главою лавровой...

Совершив весь поход с русской армией от западной границы до Москвы и затем от Москвы до Парижа, Воейков по возвращении в Россию принял участие в переработке военных уставов. Такое «вольнодумство», а также дружеское общение с попавшим в опалу и сосланным «реформатором» М.М.Сперанским не прошли даром: он был отстранен от военной службы и последние годы жизни провел в небольшом имении Ольшанке Борисоглебского уезда Тамбовской губернии, где и скончался от старых ран в 1825 году. Вера Николаевна Воейкова (урожденная Львова) осталась молодой вдовой с тремя малолетними детьми.

Великолепный портрет В.Н.Воейковой, выполненной в более позднее время (1867) И.Н.Крамским (по мнению В.Д.Поленова - один из лучших портретов Крамского), находится в экспозиции музея. В памяти внуков запечатлелся образ их бабушки - человека, приобщенного к передовой культуре своего времени, великолепно знавшей и горячо любившей русскую историю, народную поэзию и сказку. В.Н.Воейкова оказала очень ценное и благотворное влияние на формирование таланта В.Д.Поленова, заметив его раннее пристрастие к карандашу и краскам, и впоследствии она же обратила внимание на увлеченность его младшей сестры Елены рисованием картинок к русским народным сказкам. Вера Николаевна заботилась о художественном воспитании своей дочери Марии Алексеевны (матери художника), старалась всячески развивать и поощрять ее рано проявившийся интерес к живописи. Василий Дмитриевич Поленов говорил, что именно от матери, бывшей его первым учителем на художественном поприще, он «унаследовал страстную любовь к живописи».
Муж Марии Алексеевны Дмитрий Васильевич Поленов старался поддерживать в семье созданную его женой художественную атмосферу. Он был другом и поклонником К.П.Брюллова и Ф.А.Бруни. В тридцатых годах прошлого столетия Дмитрий Васильевич назначается секретарем русского посольства в Греции и проводит там несколько лет. Большой знаток эллинского искусства, исследователь древнегреческой и крито-микенской культуры, он сумел привить любовь к античности своим детям. Особенно ярко это выразилось в увлечениях его сына, будущего художника.
Все эти люди были зачинателями той культурно-просветительской традиции, которая привела на рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий к созданию поленовского музея. Их портреты (не сохранилось только изображения Алексея Яковлевича Поленова - «первого русского эмансипатора») рядом с портретами других представителей передовой мысли и передовых общественных устремлений, оказавших в свое время влияние на формирование творческого и гражданского облика В.Д.Поленова, находятся в первой комнате музея, названной портретной. Устраивая музей, Василий Дмитриевич, будучи всегда и во всем образцом скромности, отдавал предпочтение работам друзей по Академии художеств и Товариществу передвижных выставок, произведениям талантливых учеников. Из своих работ он включал в экспозицию только копии с картин великих мастеров эпохи Возрождения. Исключение им было сделано для одной комнаты - рабочего кабинета. Здесь он вешал свои картины и этюды, постоянно меняя и обновляя экспозицию. Поэтому кабинет наиболее полно отражает круг его интересов, главные этапы раннего творчества, передает и воспроизводит атмосферу, в которой он жил. Коллекция старинного оружия служила для работы над натурой. Доспехи французского воина XVI века - кираса, средневековая алебарда, меч и три шпаги - легко узнаются в вооружении стражников-католиков на висящем в кабинете варианте картины «Арест гугенотки». Картина посвящена истории религиозных войн средневековой Франции. Она была этапной в творчестве художника - за нее молодой Поленов был удостоен звания академика живописи.
Коллекции древностей - археологическая и палеонтологическая - служили наглядным пособием ученикам окрестных сельских школ.
Два музыкальных инструмента - небольшое пианино и принадлежавшая композитору С.И.Танееву фисгармония, а также сделанный по рисунку художника большой дубовый готический шкаф, предназначенный для хранения нот, нотной бумаги и графических работ, свидетельствуют об увлеченности Поленова музыкой. Музыка занимала в его жизни и творчестве заметное место. Он, не имея специального музыкального образования, был талантливым композитором-дилетантом. В кабинете устраивали музыкальные вечера, домашние концерты, музыка здесь звучала очень часто.
Никогда не бывая праздным, Василий Дмитриевич постоянно сменял занятия живописью музыкальным творчеством, то и другое чередовал с физическим трудом, отдавая предпочтение столярному ремеслу. Мебель дома-музея, отдельные детали интерьера осуществлены по его рисункам и эскизам, многое сделано им собственноручно. следующая страница...


  "Книга, из которой я черпал содержание моих работ, учит нас милости и прощению, а не осуждению и нетерпимости, она учит относиться строго к себе и снисходительно к другим. Правда, задача очень трудная, это подвиг? (Поленов В.Д.) "


Художник Василий Поленов. Картины, рисунки, биография, фотографии
www.vasily-polenov.ru, 1844-1927, контакты: vas@vasily-polenov.ru