на главную      

    На главную

    Биография

    Живопись

    Графика

    Хронология

    Фото архив

    "Поленово"

    Гостевая

    Музеи

    Пастон

    Статьи

    Ссылки

Василий Поленов

   Василий
   Поленов
   1897 год

   
  
   

Поленово:

Открытые окна
Сто лет назад
Жизнь для народа
Рыцарь красоты
На дорогах времени
Сегодняшнему дню
Взгляд с высоты

   



Поленово - музей-усадьба Василия Поленова

5. На дорогах времени

За окном, на пышных сугробах, заваливших крышу флигеля, лежит лунный свет. Ровная цепочка беличьего следа тянется через сугробы. Лунным светом залита комната, его квадраты медленно перемещаются по доскам пола против хода луны - справа налево. В глубоком зимнем сне застыли березы за окном, в морозном инее они кажутся выкованными из серебра.
Ничем не нарушен покой старого дома, только изредка скрипнет пересохшая половица и раздастся легкий шорох - оседает горячая зола на стынущих печных колосниках. От кафельных изразцов печки тянет устойчивым теплом. Я сейчас один во всем большом доме. Я стараюсь ничем не выдать своего присутствия, слушаю тишину. Мне представляются бескрайние лесные и полевые просторы, невидимые из окна этой комнаты. Над ними хозяйничает, сея тишину, морозная лунная полночь. Она несет с собой сказки. Немного наивные, иногда - грустные, но всегда - увлекательные. Днем можно забыть о них, можно многому не поверить. Не так - ночью. На то и лунный свет!
Старый дом повидал много на своем веку. Бесценные клады памяти несет он через годы и десятилетия, и запасам этим не дано иссякнуть. Когда-то для нас, его юных обитателей, дом был полон тайн и неожиданностей. Настоящим праздником становилось посещение его чердака. Он был хранителем заветных сокровищ, этот чердак, чердак нашего далекого детства.
Обломки кораллов и морские звезды, разрозненные оловянные солдатики всех европейских армий прошлого столетия, старый аквариум и раковины, причудливые раковины, сохранившие для чуткого уха еле слышный гул прибоя дальних морских побережий. Подшивки старых иллюстрированных журналов с цветными картинками, сломанный японский веер с иероглифами, модель трехмачтового судна, шхуны, носившей имя «Георг»,- все сметено временем. Остался лишь один из обитателей той сказочной страны - деревянный гномик со странным и сложным немецким именем - Румпельштильцхен. Он стоит передо мной на столе с привычной котомкой за спиной и посохом в правой руке - вечный странник на бесконечных дорогах времени. Ему наверняка больше ста лет. В зыбком лунном свете его добродушная улыбка кажется немного загадочной.
На него внимательно смотрит его собрат, сидящий у дверцы книжного шкафа. Год появления на свет этого гнома точно известен и даже вырезан на шкафу - 1883-й. Лунный свет лежит на дверце шкафа, десятки маленьких лун отражены в стеклянных кружках готической дверцы, и тускло поблескивают под луной их свинцовые кольца-ободки.
1883 год. У этого гнома было много интересных знакомых и собеседников. Всегда оживленный «веселый корабельщик» Константин Коровин, задумчивый Левитан, одухотворенный Савва Мамонтов, спокойный Шаляпин, подвижный худощавый Репин, полная замыслов, способная оживлять вещи Елена Поленова... Всех не перечислишь. Гном помнит всех. И поминает добром людей со светлой душой, богатой мыслью и прямым взглядом в будущее. Еще он ценит мужество, ведущее к подвигу, этот маленький деревянный человечек с немного загадочной улыбкой. Этот гном - философ. Он всегда внимателен и задумчив. В нем средоточие мысли, воплощенное в куске дерева умелыми руками строителя дома и создателя музея.
Лунные квадраты на столетних досках некрашеного пола сместились в угол комнаты. Теперь луной осветился белый кафель горячей печки. От этого в комнате стало немного светлее... Чем сейчас полон притихший мир старого дома, мир этой глухой полночи? Не ошибусь, сказав - ожиданием. Ожиданием чего-то важного, значительного, такого же полного, как эта тишина. Сто лет - это лишь начало пути, подсказанного общей мыслью, общим чувством всех, кому был дорог, дорог сейчас и навек останется дорогим этот дом, щедро освещенный луной зимней полночи. Молчаливые свидетели полночи - два гнома, живущие в доме со времени его постройки. И я, их единомышленник. А может быть - мысленный собеседник.
Милые гномики из давно забытых детских сказок! Случайно повстречавшись этой ночью, вы, наверное, вспоминаете о прошлом этого дома, о его обитателях и многочисленных гостях. Вы - частица тепла, которое щедро и бескорыстно дарит людям этот дом вот уже столетие. Скольким людям в скольких поколениях будете вы дарить свой спокойный взгляд и тайну молчания? Хочется дольше смотреть на вас с молчаливой просьбой о добром совете. Посох и котомка, посох и котомка - ваши верные спутники на дорогах, не имеющих меры. Неутомимый посох и волшебная котомка, всегда полная удивительных сказок. Сказкам суждено сбыться - на то и лунный свет!

В музейном собрании находится один весьма примечательный этюд художницы Марии Васильевны Якунчиковой, ученицы и друга В.Д.Поленова, написанный во время ее последнего приезда в Борок. Горящий камин в библиотеке, у камина изображена Наталья Васильевна Поленова - жена Василия Дмитриевича. Олицетворением тепла этого дома, хранительницей его, поддерживающей огонь в камине, запомнилась мне с детства ее склоненная к огню фигура. Слева от камина через открытую дверь в кабинет видна керосиновая лампа под синим абажуром на столе. Именно эта лампа находится сейчас в экспозиции музея. В свое время она запечатлена поленовской кистью в картине «Больная»... Этюд Якунчиковой - приветствие художницы двадцатому столетию, в котором судьба отмерила ей всего два года жизни.
Начало двадцатого века... С тех времен и ведется традиция поленовских каминов в библиотеке, привлекавшая и привлекающая своим теплом многих известных художников, писателей, музыкантов, многочисленную творческую молодежь. Каждый новый год в доме над Окой знаменуется каминным вечером. Как было заведено уже много-много лет назад, из библиотеки убирают всю мебель, в ее углу ставят большую новогоднюю елку для учащихся окрестных школ, для сельской детворы. И обязательно детский театральный кружок показывает новогодний спектакль. За последние годы с большим успехом прошли «Робин Гуд», «Кот в сапогах», «Двенадцать месяцев», «Сказка о царе Салтане», «Кошкин дом», «Снежная королева», «Волшебник Изумрудного города», «Аладин и волшебная лампа», «Сказка о серебряном блюдечке и наливном яблочке»... Традиция новогодних спектаклей соблюдается свято.
Второй раз в году обязателен каминный вечер в день памяти Василия Дмитриевича. Заметные события в жизни музея, в его истории, памятные юбилейные даты, творческие вечера деятелей культуры и искусства, майские встречи ветеранов-фронтовиков, запомнивших снежное, морозное Поленово под прицелом немецких орудий, тоже озаряются пламенем поленовского камина. В холодные вечера поздней осени и в морозные зимние ночи особенно уютной становится привычная обстановка библиотеки. Отсветы пламени пляшут на полу комнаты, на ее стенах, то и дело вырывая из темноты «Мадонну с младенцем» Сиенской школы (начало XIV века), подлинник Паоло Веронезе, репинский этюд «Абрамцево», «Ворона» Васнецова... Картинная галерея, размещенная, по мысли Василия Дмитриевича, в библиотеке, за исключением нескольких старинных картин, составлялась из подарков - произведений друзей художника по Академии художеств и по Товариществу передвижных выставок. Здесь работы Шишкина, Савицкого, Ярошенко, Дмитриева-Оренбургского, Маковского, Архипова, Репина, Васнецова... Трещат дрова, и оседает уголь в пылающем камине, фантастические ледяные и снежные узоры надышал двадцатиградусный мороз на оконных стеклах, со всех сторон обложила музей, накрыла его зимняя ночь. В такие ночи издалека, с тарусских лугов, с противоположного берега Оки видны освещенные окна дома-музея. По обычаю в ночь зимнего солнцеворота одновременно включается свет в доме и в мастерской - музей как бы салютует торжеству светлого начала в годовом календаре. И только однажды в нарушение ежегодного правила свет в музее и Аббатстве был включен за неделю до солнцеворота. В этот день музей прощался со своим первым директором, Дмитрием Васильевичем Поленовым, отдавшим ему всю свою жизнь. Трещал лютый мороз, снежными сугробами была завалена усадьба, и дым из печных труб уходил в грифельно-черное, щедро усыпанное мерцающими звездами небо прямыми отвесными столбами.
В лунные декабрьские ночи приподнято-романтичным выглядит Аббатство - мастерская В.Д.Поленова. Аббатство было построено в 1904 году, в канун первой русской революции. Знаменательным и значительным в биографии Поленова был 1905 год. В.Д.Поленов и В.А.Серов заявили гневный протест через Совет Академии художеств против кровопролития на Дворцовой площади Петербурга. «Мрачно отразились в сердцах наших страшные события 9 января,- писали они в своем заявлении. - Некоторые из нас были свидетелями, как на улицах Петербурга войска убивали беззащитных людей, и в памяти нашей запечатлена картина этого кровавого ужаса. Мы, художники, глубоко скорбим, что лицо, имеющее высшее руководство над этими войсками, пролившими братскую кровь, в то же время стоит во главе Академии художеств, назначение которой - вносить в жизнь идеи гуманности и высших идеалов». Протест Поленова и Серова, фактически требовавший отставки и ухода с поста президента академии великого князя Владимира, не был опубликован и оглашен вице-президентом И.И.Толстым, но Серов вышел из состава академии, а В.Д.Поленов, очень тяжело переживший последующие годы реакции, целиком посвятил себя делу народного театра - делу просветительства, которому оставался верен всегда. Его гражданская позиция осталась неколебимой, несмотря на отсутствие поддержки даже такого близкого друга, каким был для него И.Е.Репин. В ответ на предложение В.А.Серова выйти из академии он откликнулся взволнованным письмом: «Дорогой Валентин Александрович, посылая наше заявление в Академию художеств, мы наверняка знали, что Толстой его не сообщит, поэтому я и послал копию Репину с просьбой познакомить товарищей, что он, вероятно, и сделал. Ведь наше заявление не было тайным; я думаю, большинство из членов Академии о нем знают. Я бы с большим удовольствием вышел из теперешней Академии - так мне противны все эти анархические учреждения Петербурга, набитые прислужливыми молчалиными, под верховенством неограниченных держиморд. Но мне кажется, что наш гражданский долг теперь не позволяет нам уходить; надо стоять твердо, а если придется, так и нести последствия. Я нашу Академию от всей души люблю, все лучшее я получил от нее и поэтому искренне желал бы ей послужить; я все надеялся, что придет возможность это исполнить, да и теперь не теряю этой надежды: мы, наверное, дождемся лучших дней! Придет время - и осуществятся, может быть, слова поэта: «Товарищ, верь: взойдет она, заря пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна...» А уйти теперь - выйдет, мне кажется, что-то вроде бегства,- показали, мол, кулак, да и наутек. А что Толстой спрятал наше заявление, нарушил тем наше право - не новость, он этим с успехом занимается вот уже двенадцать лет. Нашей отставкой мы его не образумим, а нанесем как бы обиду некоторым из товарищей, которые, наверное, и подписали бы наше заявление, если бы были в нашем положении... Твой В.Поленов».
Память о событиях первой русской революции хранят дневниковые записи художника, материалы фотоархива и старые семейные альбомы...
Жизнь Аббатства начиналась в девятисотых годах. Оно видело в своих стенах многих выдающихся представителей отечественной культуры (одним из первых его посетил С.И.Мамонтов, приезжавший в Борок летом 1910 года). Были в его истории очень мрачные периоды, связанные с военным временем и с людским невниманием. Черепичная кровля сильно пострадала от осколков немецких снарядов. Постройка пришла в аварийное состояние. И только после проведенного в 1977-1980 годах полного цикла реставрационных работ в Аббатстве началась новая жизнь.
В послевоенные годы в пострадавшем Аббатстве в летнее время проводили регулярные сеансы диорамы - уникального светового театра,- сделанной В.Д.Поленовым во времена гражданской войны. Диорама всегда пользовалась большим успехом у детей и взрослых и не знала иных отзывов, кроме восторженных.
Во время реставрации научным коллективом музея был со скрупулезной точностью восстановлен облик художественной мастерской В.Д.Поленова. Приходилось рассматривать в лупу детали фотографий, чтобы правильно разместить на рабочем столе кисти, краски и вещи, сопутствовавшие работе художника. Особенно выразительный экспонат - на столе под стеклянным колпаком мемориальные часы с годовым заводом, те самые, которые находились тут в 1904 году.
Одна из наиболее ярких традиций поленовского музея - театральная. По мысли строителя Аббатства, оно должно было стать помимо художественной и декоративной мастерской складом театрального реквизита и театрально-прокатным пунктом. Впоследствии этот замысел осуществился. Старшая дочь художника Екатерина Васильевна вспоминала: «Отец всегда горячо любил театр. Известна его культурно-просветительная работа в Москве, памятником которой был «Театральный дом имени Поленова» на Медынке. И здесь, в деревне у него были собраны костюмы и декорации. При постройке страховской школы зрительный зал входил в план. Между классами сделали раздвижную перегородку, а столяру Большого театра заказали разборную сцену. Отец как будто предвидел, как все это будет нужно в первые годы революции, когда за отсутствием материала и дороговизной рабочих рук ничего нельзя будет строить.
В то время как мы, замороженные и заметенные снегами караулили свой дом и музей, освобожденная деревня в 1918 году пополнилась вернувшейся молодежью. Конец ненавистной войне, свобода, сознание своего права на жизнь, самую яркую, заманчивую, полную веселья, пьянило молодежь. Она переживала эти первые годы в радостном подъеме. Хотелось показать себя во весь рост в политике, в общественности и хотя бы на подмостках сцены. Вся Россия ставила и играла. Волна театра ворвалась к нам, захватила и соединила нас с деревней».
Первым спектаклем, поставленным в Страхове поленовской молодежью еще в 1912 году, была пьеса «Аленький цветочек», запомнившаяся жителям окрестных деревень. Зимой 1918 года молодежь соседней деревни Кошкино обратилась к Василию Дмитриевичу с просьбой помочь костюмами и советом в театральной работе. С этого и началась история страховского народного театра. Успех первых постановок классического репертуара превзошел все ожидания, и театральное дело переместилось в соседнюю Тарусу. Театральное увлечение нарастало. Екатерина Васильевна, возглавившая на первых порах эту работу, так вспоминает о постановке в Тарусе великой трагедии Шекспира: «Отелло, как и Борис Годунов, строился на трех центральных фигурах. Светлая Дездемона - сестра Наташа - в джиокондовском платье цвета слоновой кости, в старом серебре украшений, голова и волосы венецианки с картины Тициана. Белый с золотом гибкий и стройный Отелло - выразительные тяжелые руки в массивных рукавах. Между этими двумя светлыми фигурами совершенно черный Яго. За полной сыгранностью и скомпонованностью этих трех фигур забывается несовершенство остальных персонажей. Они сведены до минимума. Три центральные фигуры на фоне ярких складок драпировки поглощают все внимание. «Крови, Яго! Крови!» Темные руки, темная голова, складки тихо шевелятся. Черная фигура демона Яго, белая мертвая Дездемона. Старое золото тускло мерцающих светильников... Все это захватывает красотой, мы сами живем в каком-то чаду эстетического восторга... Тишина, как будто пусто в переполненном душном зале. Ропот ужаса в финальной сцене. Бесконечные овации и требования повторить спектакль... Толпа молодежи окружает наши сани, кричат «ура». Мы спускаемся на ледяную Оку, перед глазами вызванные к жизни образы мировой трагедии. В темноте мерещится голова Отелло. Наташа - Дездемона прижалась в уголок саней. Кругом темный бор и глухая русская снежная равнина...»
Успех постановки «Короля Лира» на тарусской сцене превзошел все предыдущие. Зал не вмещал напора публики. Стояли на улице и долго, почти до драки, требовали мест.
Еще в начале 1900-х годов Поленов активно участвовал в работе Секции народных театров при Московском обществе народных университетов имени А.Л.Шанявского. В 1913 году он был избран председателем секции. Екатерина Васильевна сообщала в письме: «Отец всю жизнь мечтал о культурном строительстве в больших масштабах и сам строил по мере сил. Он вкладывал весь свой заработок в постройку театрального дома в Москве на Медынке. Этого было мало, к делу привлекались крупные меценаты, как Морозов и др., но конечные результаты не соответствовали широте замыслов. Теперь он воодушевлен мыслью создать Народный дом среди леса, в окружении приокской природы, для крестьянской молодежи». «Ваше дело - самое живое и нужное, какое я когда-либо видел, и Вы сумели его сделать самым прекрасным»,- писал В.Д.Поленову художник И.Э.Грабарь, видевший спектакли в «доме Поленова».
С тарусских лугов и противоположного берега Оки хорошо видна предпоследняя постройка В.Д.Поленова - церковь над кладбищем деревни Бехово. Она была построена по проекту Поленова в 1906 году. Замысел архитектора ясен - создать на живописнейшем взгорье правого берега Оки у села Бехово ниже Тарусы гармоничную и своеобразную деталь пейзажа, сочетающую архитектурные стили разных эпох. План и фасад церкви заимствованы у новгородских церквей Лазаря и Спаса-Нередицы XII века, в сочетании с архитектурными формами северного деревянного зодчества, встреченными художником в Моромском монастыре на берегу Онежского озера. Купол, имеющий шлемовидную форму, повторяет форму купола новгородского Софийского собора, а колокольня с элементами романского стиля напоминает колокольню ныне не существующей церкви Воскресения в соседней Тарусе. В облике паперти заметно влияние средневекового каменного зодчества Московской Руси. Интерьер церкви во многом повторяет внутренний вид иерусалимского храма царицы Елены, построенного в VI веке. Капители белокаменных колонн, поддерживающих барабан центрального купола, выполнены по рисунку В.Д.Поленова. Одну из капителей (над правым клиросом церкви) высекал из камня он сам, чтобы показать работавшим с ним белокаменщикам форму и рисунок орнамента. Здание церкви пострадало во время Великой Отечественной войны. В 1941 году, когда линия фронта прошла по Оке, деревня Бехово подвергалась интенсивному артиллерийскому и минометному обстрелу с противоположного берега. Осколки фашистских снарядов и мин изрешетили дерево несущих конструкций церковной паперти и обрешетку кровли. Время и непогода довершили разрушение. Грустное зрелище являли собой груды битого кирпича, остовы стен, пустые глазницы окон и руины некогда прочной каменной ограды. В 1965 году постройка была взята под охрану государства как уникальный памятник архитектуры прошлого. С 1975 года начались интенсивные реставрационно-восстановительные работы. Они проводились силами студенческих строительных отрядов, комсомольско-молодежного клуба «Родина», сотрудников музея Поленова и учеников старших классов 12-й московской специализированной школы имени В.Д.Поленова, ежегодно проходящих при музее производственную практику. Сейчас можно с благодарностью вспомнить имена первых реставраторов: Александра Савелова - аспиранта одной из кафедр МИФИ, студента Московского института электронного машиностроения Александра Попова, студента Московского художественно-промышленного училища Раиля Кунафина, студентов-реставраторов Игоря Русакомского и Валерия Микуло... Их самоотверженным и нелегким трудом в сложных условиях беховская церковь постепенно возникала из руин. Вторым этапом реставрационных работ было завершение, отделка, восстановление интерьера для нужд будущего выставочного зала. К нему приступила молодая смена - выпускники 12-й московской спецшколы Сергей Мндоянц, Андрей Величко, Владимир Канторович, Андрей Макаров, студент Тульского политехнического института Александр Вишневский и многие другие. Заключительным, не менее сложным этапом стало оформление выставочного зала и подготовка его к приему первых посетителей. С энергией, настойчивостью и большой выдумкой выполнил эти работы заведующий филиалом поленовского музея Александр Александрович Зюзиков. Первая выставка, которая состоялась в новом зале в Бехове, была посвящена творчеству Поленова и его учеников, художников его круга. Экспонировались ранее почти или совсем неизвестные широкому кругу зрителей работы талантливейших учеников Поленова - К.А.Коровина, И.И.Левитана, М.В.Якунчиковой, И.С.Остроухова, А.Я.Головина, Е.М.Татевосяна. За первой выставкой последовали другие - творчество советских художников в Поленове, отчетные и персональные выставки.

Реставрация беховской церкви и превращение ее в выставочный и демонстрационный зал завершили кропотливую восстановительную работу нескольких лет. Все это вполне соответствует давнему заветному замыслу художника о создании в Бехове народной академии искусств. Его осуществлению в свое время помешала первая мировая война.
Бехово вызывает большой интерес посетителей. Установлен еще один экскурсионный маршрут: от музея до выставочного зала и беховского кладбища.
Кладбище, как это часто можно встретить в среднем течении Оки, от Серпухова до Калуги и выше, расположено на древнем славянском городище. Хорошо заметны остатки рва и земляного вала со стороны, противоположной обрыву к Оке. Кладбище очень старое. Самое древнее захоронение, которое удалось обнаружить и определить, относится к XVI веку. Тесаный камень его надгробия совсем врос в землю, и покрывший камень мох не сразу дал возможность прочесть полустертые временем замысловатые буквы. Дмитрию Васильевичу Поленову удалось в конце концов восстановить смысл надписи. Она гласит о том, что здесь похоронен «Иосиф Иванов сын Беклемишев» (первая ассоциация - с Беклемишевской башней Московского Кремля). Летописные материалы указывают на алексинского воеводу Семена Васильевича Беклемишева (XV век). По-видимому, в давние времена село Бехово, расположенное в двадцати пяти километрах от Алексина, было одной из вотчин бояр Беклемишевых.
С беховского кладбища открывается исключительный по красоте вид на Оку, на Тарусу, на заречные полевые и лесные дали. Здесь, на вершине холма - скромная могила Василия Дмитриевича Поленова. Он скончался 18 июля 1927 года в возрасте восьмидесяти трех лет. Была в разгаре страдная пора деревенского сенокоса. Но сельская округа, оставив все работы, дружно пришла проводить старого художника в его последний путь. Страховская молодежь, кружковцы и участники театрального дела несли на своих плечах гроб до самой могилы. За несколько лет до смерти Василий Дмитриевич сам выбрал это место на беховском кладбище. Попросил не ставить на могиле никаких памятников, справедливо считая, что лучшим памятником человеку должен быть его творческий труд. Его просьбы были выполнены. Могила Поленова скромна и вполне соответствует памяти о нем, всегда и во всем являвшему собой образец скромности. На могиле был поставлен тоже по просьбе Василия Дмитриевича выполненный по его рисунку двускатный дубовый олонецкий крест. В своем художественном завещании Поленов говорил о подведении жизненных итогов, о покое небытия и о том, что бытие остается, перейдя в то, что было при жизни сотворено человеком.
Труд Поленова как художника и общественного деятеля был высоко оценен Советским правительством. Он был удостоен высшего в то время звания - народного художника республики. Произведения Василия Дмитриевича Поленова находятся сейчас в крупнейших картинных галереях и художественных музеях Советского Союза и других стран. Созданный им музей (ныне Государственный музей-заповедник В.Д.Поленова) - живая частица его светлой и щедрой души, оставленная им грядущим поколениям. следующая страница...


   Реклама:
   »  Смотрите interfestival.ru международный детский конкурс фестиваль. - реклама;
   »  Заказать стеклопакет по размерам подробно.

  "Книга, из которой я черпал содержание моих работ, учит нас милости и прощению, а не осуждению и нетерпимости, она учит относиться строго к себе и снисходительно к другим. Правда, задача очень трудная, это подвиг? (Поленов В.Д.) "


Художник Василий Поленов. Картины, рисунки, биография, фотографии
www.vasily-polenov.ru, 1844-1927, контакты: vas@vasily-polenov.ru