на главную      

    На главную

    Биография

    Живопись

    Графика

    Хронология

    Фото архив

    "Поленово"

    Гостевая

    Музеи

    Пастон

    Статьи

    Ссылки

Василий Поленов

   Василий
   Поленов
   1897 год

   
  
   

Поленово:

Открытые окна
Сто лет назад
Жизнь для народа
Рыцарь красоты
На дорогах времени
Сегодняшнему дню
Взгляд с высоты

   



Поленово - музей-усадьба Василия Поленова

4. Рыцарь красоты

«Рыцарем красоты» называли Поленова современники. Это определение превосходно выражает суть и цель его стремлений, всей его деятельности, оставившей заметный след в истории отечественного искусства на рубеже XIX и XX веков. Молодость художника проходила в шестидесятые годы, в атмосфере прогрессивных революционно-демократических идей, которые он называл «светом истинным». Творческая и жизненная зрелость его пришлась на восьмидесятые и девяностые годы.
Любимым временем Поленова всегда была осень. Он часто говорил, что июнь, июль и август мало интересны для художника-пейзажиста, потому что в природе безраздельно господствует зеленый цвет (по его образному выражению, «все, как из ушата, облито зеленью»). И только с приходом сентября, когда золото осенних берез оттеняет темную зелень елей, подчеркивает пурпур и багрянец осиновой листвы, наступает самое благодатное время для живописца. Василий Дмитриевич обычно цитировал стихи одного из своих любимых поэтов - Федора Ивановича Тютчева:

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера...

Осень жизни художника - величественна и наполнена высоким эстетическим содержанием.
Осенней теме посвящены лучшие пейзажные полотна Поленова. Таков «Ранний снег», давно ставший хрестоматийным в теории рисунка, - первая большая вещь, написанная им с высоты беховского холма в первый год жизни на Оке. Такова «Осень в Абрамцеве» - образ осеннего увядания в природе, исполненный раздумий о бренности сиюминутного перед ликом вечности. Картина писалась в очень трудное время тяжелых переживаний после безвременной смерти двухлетнего сына-первенца Феди. В семье Поленовых она всегда называлась «Федюшкино воспоминание». Такова знаменитая «Золотая осень», в которой автор поднимается до высот эпического повествования о прекрасном облике Родины.
Однако последнее из крупных полотен Поленова посвящено, напротив, теме весны. Картина «Ледоход на Оке», написанная весной 1918 года, аллегорически отражает оптимистические настроения, вызванные Октябрьской революцией, которую престарелый художник восторженно приветствовал.

Очень характерная деталь: во всех крупных пейзажных полотнах Поленова отсутствует человек. Лирическим героем картины невольно (чаще всего незаметно для себя) становится зритель. Он же - свидетель остановленного по волшебству искусства мгновения. В сентябре 1893 года, когда создавалась «Золотая осень», Василий Дмитриевич писал жене: «Наступило как будто лето, только не зеленое, а сплошь золотое. Такая благодать, что и умирать не надо бы...» Думается, что именно «такую благодать» он и перенес на холст. Мудрый взгляд на жизнь, на мир, на природу объединяет пейзажные полотна Поленова. Художник верен себе, своему гуманизму, идеалам, в основу которых положена Красота. Красота как нравственное начало, как норма жизни.
Люди, близко знавшие Василия Дмитриевича, всегда говорили о его увлеченности работой именно осенью. Это легко понять, если сухим погожим днем в середине сентября выйти на высокий холм над деревней Бехово. Последними теплыми днями красуется осень. Глядят на свое отражение в реке пестрые леса. Ярко-красные гроздья спелых ягод тяготят пожелтевшие кусты калины, засквозили березки на вырубках десятилетней давности, в нежно-желтые тона окрасились ряды саженых лиственниц...
Осень пришла с вянущим листом, с погожими днями сухого бабьего лета, с нитями летящей паутины и косяками журавлиных стай. Осень - время раздумий, время подведения итогов, сосредоточенного взгляда в прошлое, время провидения будущего.
К старости человек ищет свой жизненный причал. И бывает счастлив, найдя. У Василия Дмитриевича Поленова приметы жизненного причала были особые - он работал. Всю жизнь. И как всегда, в работе находил радость и успокоение.

По массивной дубовой лестнице, ведущей на второй этаж дома-музея, Василий Дмитриевич Поленов ежедневно поднимался в свою мастерскую, до тех пор, пока не была выстроена новая - Аббатство. На стенах вдоль лестницы висят репродукции картин, в основном мастеров эпохи Возрождения. Повешены они здесь не случайно. Василий Дмитриевич говорил, что, видя каждый раз произведения любимых художников, он получает своего рода эмоциональный заряд, так необходимый ему для работы.
С начала восьмидесятых годов художник, не оставляя своих занятий пейзажной живописью, преподавания в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, деятельности в частной опере С.И.Мамонтова, упорно работал над циклом картин «Из жизни Христа». Цикл был начат задуманным еще в шестидесятые годы под влиянием картины Александра Иванова «Явление Христа народу» большим полотном «Христос и грешница». К этой теме В.Д.Поленов постоянно возвращался на протяжении почти двадцати лет и завершил работу над картиной по предсмертной просьбе своей рано умершей любимой сестры. Для этого он предпринял в 1882 году свое первое путешествие на Ближний Восток: картина строилась на этнографическом материале. В основу сюжета была положена притча о Христе и грешнице из Евангелия от Иоанна. Христос краткой и мудрой фразой: «Кто из вас без греха - пусть первым бросит в нее камень» - предотвратил кровавую расправу над женщиной, обвиненной в прелюбодеянии. После этих слов толпа религиозных фанатиков, приведшая грешницу на суд Христа, пришла в замешательство и рассеялась... Картина «Христос и грешница» (ее первоначальное название «Кто из вас без греха?»), законченная в 1887 году, вызвала много противоречивых толков, высказываний прессы, влиятельных мнений, грозивших запретом картины со стороны высшего органа официальной православной церкви - Святейшего Синода. Поленова обвиняли в попытке оскорбления религиозных чувств верующих. Церковная цензура возмущалась изображением Христа в виде рядового проповедника, участника грубой жанровой сцены, разыгравшейся перед ступенями храма Соломона в древнем Иерусалиме. Такое толкование картины в восьмидесятые годы прошлого столетия было характерным - то были годы жестокой реакции, разгула мракобесия, подавления всякого проявления свободной мысли. По имени обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева время это получило название победоносцевской реакции. Александр Блок так сказал об этом в поэме «Возмездие»:

В те годы дальние, глухие,
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простер совиные крыла...

Положительно отозвались о картине представители прогрессивно мыслящей части общества В.Г.Короленко и В.М.Гаршин. Наконец, картина была разрешена и на очередной передвижной выставке в Петербурге (1887 год) имела огромный успех. Затем она была показана в Москве. «Это было событие, это был настоящий праздник, особенно для нас, молодежи, учеников его. Мы праздновали точно свою победу. После традиционных, почти черных картин... «Грешница» была светлым, радостным, горячо солнечным произведением в холодной снежной Москве, к тому же она была дерзким вызовом для религиозных ханжей»,- вспоминал один из талантливых учеников Поленова художник Е.М.Татевосян. «Картина на меня произвела потрясающее впечатление - особенно фигурой и лицом Христа - человека с огромной душой»,- писал спустя много лет В.Д.Поленову В.В.Вересаев. С восторгом говорил о картине Ф.И.Шаляпин. Обращение к образу Христа в трудное время реакции было итогом мучительных поисков художником идеальной личности. Поиски эти впоследствии вылились в большой цикл картин, большинство которых с 1924 года находится в Соединенных Штатах Америки.
Первый вариант картины «Христос и грешница» (уголь, холст), выполненный в 1885 году, представлен на втором этаже дома-музея в бывшей мастерской художника. В соседней с мастерской комнате второго этажа - пейзажная живопись Поленова. Комната не носит мемориального характера. Эта экспозиция была задумана детьми Поленова, принесшими в дар государству после смерти художника все его коллекции. Начавшаяся Великая Отечественная война помешала осуществить замысел. Экспозиция была составлена лишь в послевоенные годы сыном художника Дмитрием Васильевичем - первым директором музея. Этюды раннего периода, написанные во Франции, в Вёле, соседствуют здесь с шедеврами - «Осень в Абрамцеве» и «Золотая осень».
Из окон пейзажной открывается - в перспективе широкой просеки - изумительной красоты вид на Оку и ее противоположный берег, на тарусские заливные луга и пойму речки Скнижки. Сейчас с трудом верится в то, что эта величественная панорама - дело человеческих рук. Взглядом большого художника-провидца смотрел Поленов на будущее голого холма и, разбивая парк, сажая деревья, оставлял просеки, создающие сейчас тот особый настрой мыслей и чувств, который испытывает человек, очарованный видом из окна пейзажной...
Публикуемые в альбоме групповые снимки товарищей Поленова, художников-передвижников, ярко отразили бурную, насыщенную жизнь Товарищества с его динамикой идей, замыслов, споров и свершений. В те годы как раз и была создана картина «Христос и грешница», породившая столько споров. Продажа этого большого полотна, последовавшая после разрешения картины, в Александровский музей дала В.Д.Поленову средства приступить к выполнению своей заветной мечты - строительству музея.
С террас музея хорошо просматривается во всех направлениях парк, который сегодня уже можно назвать старинным. Парк - детище Василия Дмитриевича, большинство сосен здесь посажено его руками, руками друзей и учеников, членов его семьи. К парку всегда отношение в семье художника было особым - как к живому существу, составившему естественное (ни прибавить, ни убавить!) продолжение музея, лучше сказать - его составную часть. Бережная забота о деревьях, об их росте и развитии была так же присуща Поленову-человеку, как забота о своих учениках.
За десять лет преподавания в Московском училище живописи, ваяния и зодчества В.Д.Поленов сплотил вокруг себя и своего дома яркую, одаренную молодежь. Объединяли художников в Москве рисовальные вечера и акварельные утра - собрания, которые устраивались в доме Поленовых, а летом на даче - ее три года подряд снимал Василий Дмитриевич в подмосковной Жуковке, на Клязьме. На рисовальных вечерах работали ученики Поленова, его друзья - К.Коровин, Левитан, Головин, Пастернак, С.Иванов, Архипов, Остроухое, Щербиновский, Серов, Виноградов, Нестеров, Врубель, Якунчикова, Татевосян. Наезжали из Петербурга Репин, Боголюбов, Чистяков, постоянно бывали москвичи Васнецов, Неврев, Киселев. Трогательная забота Поленова об учениках, его постоянное внимание к их нуждам и действенная помощь (включая материальную) снискали ему большое уважение и признательность. В 1895 году, когда Поленов покидал училище живописи, ваяния и зодчества, ученики младшего поколения поднесли ему адрес, в котором говорилось: «...мы, Ваши ученики, гордились Вами не только как славным родным художником, но и как незаменимым, горячо любимым профессором. Ваша гуманная, высокообразованная личность невольно влекла учеников под Ваше руководство: Вы старались внушить им стремление к правде и красоте, заставляли их работать осмысленно, радушно делились с ними всеми сведениями, которые дала Вам наука и Ваша славная художественная деятельность, всегда были врагом заученности, манерности и рутины и поддерживали свежие, новые течения в искусстве. Благодаря Вашему мягкому сердечному отношению к ученикам и необыкновенно искусной, вполне современной системе художественного преподавания, Ваш аксессуарный класс стал как бы «школой в школе», во всех, бывших в нем, он на всю жизнь оставил самые светлые воспоминания, и немало ^выдающихся художников считают его фундаментом своего художественного образования. Многие из нас, не будучи Вашими непосредственными учениками, во многом обязаны своим художественным развитием Вашим произведениям, которыми так гордится русская живопись и которые всегда будут неиссякаемыми источниками красоты и художественной правды. За все это мы от чистого сердца из глубины души приносим Вам нашу искреннюю благодарность, которую едва ли сумеем выразить словами».
Под адресом стоят 262 подписи, среди них - Бялыницкий-Бируля, Юон, Коненков, Борисов-Мусатов, Жуковский, Виноградов, Ульянов, Сомов и другие. Самобытные личности неповторимые таланты, взращенные Поленовым в конце прошлого века, тесно окружали его. Так же тесно обступили музей и усадебные постройки деревья парка, посаженные и выращенные художником. В парке много заветных мест, вызывающих к жизни память прошлого. Пожалуй, одно из самых примечательных - место, где было Адмиралтейство, лодочный сарай. Адмиралтейство стояло на склоне поросшего тогда еще совсем молодыми соснами и березами бугра. Это был целый мир, увлекательный и большой. Мир «Руководства для любителей парусного спорта», Жюля Верна и Станюковича, мир крутого бейдевинда и компасных румбов, гафельного вооружения и морских узлов. Мир свистящего в такелаже ветра. Он уводил с берегов тихой Оки и звал к дальним горизонтам. В лодочном сарае с распашными веслами, с рукоятками старого штурвального колеса, с набором вымпелов и флагов соседствовали пестрые поплавки переметов и плетеные ивовые верши.
В Адмиралтействе зимовали шлюпки речной флотилии - «Сирена», «Оять», «Яилатан», «Борушка», «Пробка», «Выпь», «Ветлуга». Летом они стояли на якорях под берегом. Адмиралтейство пережило первую и вторую мировые войны, повидало линию фронта, проходившего через Поленово, содрогалось от близких разрывов немецких снарядов и мин и долго еще несло в теле своих деревянных перекрытий и стропильной системы их осколки. Уже в послевоенные годы оно было разобрано по указанию администрации соседнего дома отдыха. Причина осталась непонятной. Хранилищем давней морской традиции стояло Адмиралтейство на окском берегу. Традиции, уходящей своими корнями в начало прошлого века, к временам первой Отечественной войны. Как ни странно, именно ему, старому лодочному сараю, суждено было также сохранить для людей многое из того, что сейчас известно о художнике Поленове и его творческом пути. Уходя на фронт первой мировой войны, его сын Дмитрий Васильевич предусмотрительно закопал в Адмиралтействе архив Поленовых.
Это был семейный архив Поленовых за много десятилетий. О месте, где зарыт архив, знали только двое - отец и он. Там архив и пролежал похороненным долгие годы. Уже гораздо позже, после Великой Октябрьской революции, вернувшись с фронта, он выкопал архивные документы, и сейчас можно с уверенностью сказать, что именно ему обязаны Третьяковская галерея, музей Поленова, библиография и мемуарная литература сохранностью уникальных документов - живых свидетелей нескольких эпох русской истории начиная с конца XVIII века и времен войны 1812 года. Ему и его сестрам, сумевшим сохранить архив в тяжелые времена Великой Отечественной войны. Публикация документов, подготовка их к печати и издание несколькими книгами в послевоенные годы стали делом жизни старшей дочери художника Екатерины Васильевны. Там, где по отлогому холму сбегают вниз состарившиеся деревья парка, где открытая поляна зарастает летом густой травой и ромашками, где весь день шелестит под окскими ветрами березовая листва, сохранилась ровная площадка. На ней восстановлено здание Адмиралтейства.
Помимо богатейшего творческого наследия, значительных картин, великолепной графики и произведений прикладного искусства, оставленных Поленовым, плоды и результаты других его многолетних трудов, пережившие несколько поколений, бывшие свидетелями нескольких исторических эпох в жизни Родины, видны в нашем сегодняшнем дне. Роща мощных пихт и лиственниц в Имоченцах, на берегу Ояти, где проходили детские и юношеские годы художника - посаженные им деревья живут уже второе столетие. Постройки, автором которых был Поленов-архитектор. Такова знаменитая церковь в Абрамцеве, в проектировании и строительстве которой он принимал самое деятельное участие. Таково здание Секции содействия делу фабричного, школьного и деревенского театров, построенное Поленовым в дореволюционные годы в Москве на бывшей Медынке (впоследствии - Дом театрального просвещения имени академика В.Д.Поленова). Такова беховская церковь - на редкость живописная постройка, вобравшая в себя лучшие черты разных архитектурных стилей. Таковы все строения усадьбы, ныне объединенные в границах историко-художественного и природного музея-заповедника В.Д.Поленова: оригинальные по исполнению фахверковый сарай, уже описанное Адмиралтейство, хозяйственные постройки. Таково Аббатство, которое помимо своего основного назначения - мастерская художника - было также театрально-прокатным пунктом, декорационной мастерской, концертным и театральным залом, костюмерным складом, хранилищем малых форм живописи и архивов. Такова ныне действующая школа в селе Страхове, построенная Поленовым в 1911 году. И наконец, мемориальный парк музея, высаженный в конце прошлого века, парк, готовящийся отметить столетие своего существования. И конечно же, здание музея - уникальная по замыслу, архитектуре и исполнению постройка... После смерти Василия Дмитриевича у одного из скульпторов, собиравшихся увековечить его образ, возник вопрос - каким было самое характерное положение его рук в минуты сосредоточенности и покоя?

Дети художника и люди, близко его знавшие, единодушно сошлись во мнении, что такого положения у него никогда не было. Он был всегда чем-нибудь занят. Руки его не знали покоя, всегда были в постоянном движении. Им были одинаково привычны кисть художника, лопата, рубанок, весло, плотничий отвес, рулетка, уровень и особенно топор, с которым он не расставался, нося его за поясом во время ежедневных прогулок. Таким он и остался в памяти современников - вечно занятый трудом, вечно ищущий новые пути в своей многогранной деятельности. Художник, музыкант, агроном, плотник и столяр, общественный и театральный деятель. Удачно сказал о нем его друг И.Е.Репин: «Василий Дмитриевич - строитель». Хотелось бы к слову «строитель» добавить - и устроитель. Неуклонно и непрестанно стремившийся всеми доступными ему средствами добавить красоты окружающей жизни и родной земле. Таким он пришел на окский берег, чтобы утвердить здесь те идеалы добра, справедливости и красоты, которым сам самоотверженно служил всю свою жизнь. Труд Поленова, прошедший при старом общественном укладе, после свершения Великой Октябрьской революции сразу получил понимание, сочувствие и горячую поддержку со стороны революционной власти. Снова уместно вспомнить слова Л. В. Кандаурова из приветствия Поленову в 1924 году: «Не надо, стало быть, ждать протекания веков, чтобы оценить элементы вечности в Вашей творческой жизни». следующая страница...


  "Поленов как бы открыл окно и показал свет в живописи. Он учил, как смотреть натуру и как подходить к ней, как писать, объясняя отношения. (Мешков В.)"


Художник Василий Поленов. Картины, рисунки, биография, фотографии
www.vasily-polenov.ru, 1844-1927, контакты: vas@vasily-polenov.ru