на главную      

    На главную

    Биография

    Живопись

    Графика

    Хронология

    Фото архив

    "Поленово"

    Гостевая

    Музеи

    Пастон

    Статьи

    Ссылки

Василий Поленов

   Василий
   Поленов
   1897 год

   
  
   

Поленово:

Открытые окна
Сто лет назад
Жизнь для народа
Рыцарь красоты
На дорогах времени
Сегодняшнему дню
Взгляд с высоты

   



Поленово - музей-усадьба Василия Поленова

6. Сегодняшнему дню

Последняя большая картина В.Д.Поленова «Ледоход на Оке» была им написана весной 1918 года. Она экспонировалась в том же году в Москве на последней выставке, проведенной Товариществом передвижных выставок. Картина эта - приветствие сегодняшнему дню. Символически она отразила то, что происходило после свершения Великой Октябрьской революции в жизни Родины, сбросившей гнет самодержавного строя и мощным потоком устремившейся к обновлению. (Как бы не так, блин...)
Престарелый художник, ставший на склоне лет свидетелем грандиозных свершений, не остался в стороне от них. Преклонный возраст и прогрессирующая тяжелая болезнь не позволяли ему далеко и надолго уезжать из усадьбы. Последние десять лет своей жизни он почти безвыездно прожил в Борке. Они были очень трудными: голод и разруха, сопутствовавшие гражданской войне, страшная засуха 1920 года - такова реальность тех лет. Но это не колебало оптимизма художника, умевшего видеть перспективу событий. «То, о чем мечтали лучшие люди многих поколений, за что они шли в ссылку, на каторгу, на смерть, свершилось. Россия в настоящую минуту охвачена великой радостью воскресения. На ее долю очень редко выпадали такие светлые счастливые дни. Все... приступили к работе и, надо надеяться, к работе великой, созидательной» - вот мысли Поленова тех лет, высказанные в письме к профессору Л.В.Кандаурову.
В начале 1918 года увлечение молодежи народным театром придало старому художнику новые силы, и он снова взял в руки палитру и кисти, стал писать декорации, делать бутафорию, участвовать в оформлении сцены.
«Искание света» народом, о котором неоднократно упоминает он в письмах, совпало тогда с весной в природе, весенними веяниями в общественной жизни, с поисками и находками нового. Старшая дочь художника Екатерина Васильевна в своих воспоминаниях пишет о весне 1918 года как об «изумительном времени» общего творческого подъема.
«Отелло», «Король Лир», «Борис Годунов», «Скупой рыцарь», «Вильгельм Телль», «Проделки Скапена» - таков далеко не полный перечень спектаклей, поставленных поленовским кружком в годы гражданской войны в селе Страхово и соседней Тарусе. Значение народного театра в те тяжелые времена трудно переоценить. «Всякое просветительское дело есть теперь самое важное и нужное. А театр есть одна из самых широких просветительных школ для народа, но театр, возвышающий человека, а не унижающий его», - писал В.Д.Поленов.
Ощущение всеобщей весны, зовущее к новой жизни, сопутствовало Василию Дмитриевичу в его последние годы. Творческие свершения Поленова оказались созвучны заложенному в революции созидательному началу. Дело его жизни - музей - сразу нашло поддержку и сочувствие революционной власти. 9 мая 1918 года музей Поленова одним из первых в стране был взят под охрану государства: на него было выдано охранное свидетельство, впоследствии неоднократно подтвержденное аналогичными правительственными документами. Восьмидесятилетний юбилей художника в 1924 году вылился в его триумф. Его поздравляли старые друзья - И.Е.Репин, В.М.Васнецов, И.С.Остроухое, М.В.Нестеров, Е.М.Татевосян, члены абрамцевского художественного кружка. От имени правительства, отдавая дань заслугам Поленова и выражая благодарность «за понесенные им труды» на ниве просветительства, его горячо приветствовал народный комиссар просвещения А.В.Луначарский. К старому художнику приходили с приветствиями делегации сельской молодежи. Окруженный друзьями, учениками и единомышленниками Василий Дмитриевич был в этот день счастлив общим вниманием и выражениями искренней любви и уважения.
Восьмидесятилетний возраст - время раздумий, подведения итогов, время сосредоточенного взгляда в прошлое. Творческое наследие - картины и декорации стали достоянием музеев, картинных галерей, многих собраний. Жил, привлекал к себе и радовал людей дом над Окой. За год до смерти художник с большим удовлетворением писал: «Желание мое устроить музей осуществилось, когда нам удалось соорудить на берегу Оки дом, приспособленный к размещению коллекций, и я несказанно радуюсь, когда вижу, как приходят посетители и разглядывают наши собрания. Приходят целые экскурсии из ближайших городов, из санаторий, школ и деревень, крестьяне и крестьянки с детьми».
В эти годы, как уже сказано, Поленов создает диораму, которая и по сей день восхищает посетителей музея, независимо от их возраста, хотя предназначалась она для детской аудитории. Снова воспоминания старшей дочери художника: «Отец уединился в мастерской и начал работу над переносным театром - диорамой. Диорама - по-гречески «прозрачная картина» - была придумана в сороковых годах прошлого столетия Дагером, изобретателем фотографии. У отца было несколько картин, привезенных из-за границы. Виды Италии и Парижа с фейерверками и ночными эффектами. Они вдохновили его сделать картины из путешествий. К каждой картине у него выработался рассказ, который в антрактах он перебивал игрой на ручном органчике «Селестине». Эти маленькие картины он задумал увеличить и пополнить. Работа была огромная. Шел голодный 1920 год...
Было холодно. Отец не вылезал из своего толстого мехового пиджака, кутался в шапку и рукавицы. Чтобы подкрепить падающие силы, пек яблоки в своей печке и с утра до вечера стоя работал над картинами. В сумерки он приходил к нам усталый, но довольный и полный творческого подъема. Его увлекала идея дать людям возможность, как по волшебству, обозреть много стран, увидеть явления природы в не передаваемых живописью эффектах транспаранта. «Вы подумайте, как живут крестьяне. Полгода холода, темноты, ничего, кроме трактира... С тоски можно умереть... И вдруг кругосветное путешествие!»
Он работал, и одна за другой появлялись новые картины. Время шло. Голод и работа истощили его силы. Когда все было готово и он собрался ехать в Страхово показывать свою новую большую диораму с усовершенствованным ящиком, оказалось, что ноги его опухли и валенки не надеваются. Он сердился, не хотел слышать об отсрочке, велел разрезать валенки и поехал.

Наше Страхово устроило ему трогательную встречу. Школьники и кружковцы добыли белой муки, испекли маленькую булочку. Один из мальчиков на тарелке поднес ее и, нагнувшись к самому уху, громко с чувством сказал: «На тебе, Василий Дмитриевич, кушай на здоровье!» Отец хотел ответить, закашлялся и передал булочку заплакавшей матери. Все были растроганы. Картины вызвали восторг. Ребята почти на руках вынесли отца и усадили в сани.
Большая диорама осталась при музее. Со всех сторон потекли экскурсии. Отец сидел на крылечке, любовался радостными лицами выходивших из диорамной комнаты. Иногда сам заходил посмотреть и говорил: «Превосходно! Не ожидал, что так хорошо сделаю!»
Тогда же, в 1920 году сам Василий Дмитриевич писал из Борка в Тифлис Е.М.Татевосяну: «...Особенно хотелось бы мне Вам показать так называемую диораму. Вы бы, наверное, помогли мне... Картины меняются в зависимости от направления света спереди или сзади... Дневное освещение можно сделать переходящим в ночное медленно или мгновенно, выходит что-то вроде волшебства.
Содержание картин очень разнообразно. В моей диораме оно состоит из путешествий вокруг света, начиная с реки Оки: идет пароход, мы на нем как бы едем, сначала днем, а потом ночью; далее поезд идет через мост днем и приходит на станцию вечером. Затем идут картины: московский Кремль, галерея, Эйдкунен, поезд идет по Германии, первый тоннель, германские древние замки, рейнские, Вартбург, Вольфрам и Тангейзер, Бавария, гостиницы, дилижанс. Шиллер и Гете идут пешком. Потом Италия, Венеция, дворец дожей, ночью маскарад и гондолы. Рим, Симплон, Франция, Париж, Сена, собор Парижской Богоматери, фейерверк. Возвращаемся опять в Россию, на юг: Украина, Крым (Ялта), Черное море, фантастический маяк. Далее наше путешествие: Босфор, пароходы и корабли. Египет в шести картинах, Палестина, Восточная Азия, Индия, слоны, Китай, фонарики, иллюминация. Северная Америка - горы Кордильеры, Южная - девственный лес, Амазонка, ловля дикой лошади; эмигранты пашут землю женской силой. Возвращаемся в Россию: губернский город, пожар, Петербург. Академия художеств, Аничковский мост. Начало зимы у нас. Драма «Борис Годунов» - четыре картины. Кончается елкой, ребятишки пляшут.
Я сделал это для детей, которые все время восклицают от восторга и удивления, но, оказывается, и взрослые восхищаются».
Диорама - последняя большая работа В.Д.Поленова - жива и сегодня, ее показывают экскурсантам. Живо и дело народного театра, подхваченное детьми Поленова и молодежью окрестных сел и деревень. Осуществлялись новые и новые постановки. Кроме театра для взрослых, в Страхове в 1920-е годы был организован Поленовыми детский театр. В селе был открыт клуб для подростков. Опять вспоминает Екатерина Васильевна: «Отцу предлагали стать во главе художественной студии или театрально-прокатного пункта. Но он ответил: «Нет, я стар и глух... Мне трудно общение с людьми... Я не организатор и не администратор, я индивидуальный работник,- обращаясь ко мне: - Ты заведуй пунктом,- и с улыбкой: - А я буду у тебя художником-декоратором». Так и сделали. Я стала заведующей театрально-прокатным пунктом, отец - декоратор. Сестры вели в страховском клубе рисование и ритмику, брат заведовал музеем... К пасхе мы приготовили «Сказку о Перышке Финиста Ясна Сокола». Определив жанр, мы писали роли, подходящие к стилю и характеру каждого. Режиссерская работа была легка. Все сразу становилось на свои места, роли усваивались мгновенно. «Финист» - была самая удачная из всех наших постановок. Ребята создавали героические образы с лирикой и драматизмом. В движениях не было топорности. Все они занимались в нашем клубе ритмической гимнастикой. Они стали пластичны. Мы достигли полной сыгранности всей детской труппы. Нас окружали взрослые страховцы и благодарили за работу. Настроение было радостное. Впереди мерещилась планомерная работа с детьми. Мы мечтали, что вырастет на фоне одаренного и буйного Страхова какое-то большое дело. Может быть, в будущем та народная академия всех искусств среди природы, о которой, как о высшем достижении культуры, всю жизнь мечтал наш отец». Интенсивная работа страховского народного театра была прервана Великой Отечественной войной. Многие страховцы не вернулись с фронтов. Другие дошли до рейхстага и Эльбы. Об одном из бывших артистов хочется сказать несколько слов. Екатерина Васильевна вспоминала: «Около темного бора на краю деревни, над обрывом пересыхающей речки стоит старая кузница. Она сложена из толстых бревен и покрыта высокой сучковатой крышей. Рядом с кузнецом Андреем Андреевичем часто видишь его сына Андрюшу, среди искр и дыма кующего железо. Несмотря на свои двенадцать лет, он силен, плечист и дельно помогает отцу». Андрей Андреевич Семенов (тот самый «Андрюша») рассказывал, что при встрече с союзными войсками на Эльбе в 1945 году многие не поверили, что перед ними - простой колхозный кузнец, волею судьбы надевший солдатскую форму: в знании творчества Мольера он превосходил французов.
Продолжение поленовского театра сегодня - детский театр с его новогодними спектаклями. Душой театра, его инициатором и постановщиком пьес стала Наталья Николаевна Грамолина - старший методист музея. Среди ребят, занятых в постановках, немало ярких и самобытных дарований. Добрые семена, посеянные Поленовым на благодатную и благодарную почву, дают прекрасные всходы.

Представляется символичным то, что посетителю, впервые попавшему в Поленово, откуда бы он ни подходил - с реки ли от пароходной пристани или от транспортной площадки главного въезда, в первую очередь открывается здание Аббатства. Мастерская и творческая лаборатория художника встречает пришедшего, напоминая о главном - упорном труде десятилетий, давшем возможность сохранить музей. Характерно и то, что в охранном удостоверении, выданном молодой Советской властью в мае 1918 года, упомянута мастерская художника Поленова, «каковая... служит ему для выполнения его профессиональных работ и потому не может быть реквизирована».
Музей Поленова был взят под охрану государства. Именно этот документ краеугольным камнем лег в дело сохранения и развития музея.
После Великой Октябрьской революции каждое десятилетие отмечено правительственными решениями, посвященными работе музея, его становлению и росту. В 1924 году В.Д.Поленову и его семье предоставлено право пожизненного пользования усадьбой Борок, подтвержденное в другом документе три года спустя. В 1939 году, после того как семья художника принесла в дар государству оставленные им коллекции, музей, работавший до того времени на общественных началах, был преобразован в государственное учреждение и передан в ведение Тульского облисполкома. Беды и страдания, принесенные советскому народу войной, коснулись музея непосредственно: в 1941 году через Поленово прошла линия фронта. Музей, закрытый на протяжении двух лет (единственный долгий перерыв в работе за всю его историю), был вновь открыт в 1944 году. Это событие совпало со столетним юбилеем В.Д.Поленова, широко отмеченным общественностью. В послевоенные годы начинается бурный рост популярности и посещаемости музея. Дом-музей был преобразован в музей-усадьбу в начале пятидесятых годов. В 1964 году из местного подчинения передан в республиканское, в середине 70-х повышена его категория. И наконец, в 1983 году Постановлением Совета Министров РСФСР учрежден Государственный историко-художественный и природный музей-заповедник В.Д.Поленова.
Дом над Окой хранит память о многом. В ней, в этой памяти, запечатлены тревожные осенние ночи военной поры, когда окрестные деревни тонули в темноте, а сполохи близких и дальних пожаров мерцали по всему горизонту: кольцо их стягивалось вокруг окского берега. Почти два месяца - с 24 октября по 19 декабря 1941 года - линия фронта проходила по Оке, немцы были в трехстах метрах от музея. Дом над Окой находился под прицелом вражеских орудий, в поленовском парке разрывались снаряды и мины. После изгнания оккупантов из района Тарусы в здании не было целых стекол, глубокие сугробы намело на паркетные полы портретной, библиотеки, других музейных комнат... Память о том времени - камень-надгробие с надписью: «Здесь был остановлен враг» - на братской могиле перед входным крыльцом музея. Надпись и барельефное изображение ордена Отечественной войны высечены на белом камне - окском известняке - скульптором-самоучкой, уроженцем и жителем села Бехово Михаилом Федоровичем Куржуковым, хорошо помнившим времена военного лихолетья, немецкие обстрелы и зловещие зарева.
Восстановление мемориальной экспозиции и все сложное дело становления и укрепления музея в трудные послевоенные годы легло на плечи старшего поколения музейных работников и семьи художника.

Восстанавливали музей директор Дмитрий Васильевич Поленов, хранитель коллекций Елизавета Александровна Чернышева (дочь знаменитой серовской «Девочки с персиками»), научные сотрудники Анна Павловна и Ольга Васильевна Поленовы, сестры последней - Екатерина Васильевна Поленова-Сахарова и Наталья Васильевна Поленова. Незаурядному мужеству этих людей, не всегда находившему должное понимание, обязан своим существованием дом над Окой. Годы, последовавшие за правительственным решением о передаче музея из местного подчинения в республиканское, ознаменованы началом широкомасштабных реставрационных и восстановительных работ при деятельном участии московских комсомольцев и молодежи. Характерная картина тех лет: вечер пятницы в Поленове. На въездной аллее - оживленная толпа молодых людей с рюкзаками... Добирались электричкой из Москвы до станции Тарусская, оттуда - как придется. Чаще всего - на попутных грузовиках. Студенческая молодежь из клуба «Родина». Приехали на субботу и воскресенье для помощи в реставрации. Работа - не за «длинный рубль». Трудились чаще всего на одном энтузиазме, помноженном на энергию молодости. Сейчас зримы и ощутимы результаты упорной, временами самоотверженной работы тех лет. Сотни кубометров бутового камня и кирпича, сотни тонн цементного раствора, «загарцованного» вручную, обернулись воссозданной каменной оградой, четко обозначившей границы музея-усадьбы, разобранным ввиду ветхости до фундамента и вновь выстроенным каменным сараем. Восстановлены утраченный сенной сарай и варварски разобранное соседним домом отдыха некогда знаменитое поленовское Адмиралтейство. Кроме этого были постоянные работы по благоустройству, систематические чистки парка, заготовка дров, сенокосы - десятки тонн скошенного, высушенного и убранного сена... О каждом объекте реставрации, о работе над ним можно было бы рассказать отдельно. Здесь хочется остановиться только на двух: мастерской Поленова - Аббатстве и Троицкой церкви села Бехова. К началу семидесятых годов Аббатство находилось в аварийном состоянии, а руины беховской церкви наводили на грустную мысль о близкой невозвратной утрате этой удивительно красивой постройки, без которой осиротел бы окский берег.
Церковь и Аббатство восстановлены за короткое время. Срочность работ не повлияла на их качество: Государственная комиссия поставила оценку «отлично». Остается с благодарностью вспомнить студентов и школьников, чьим трудом возвращена полнокровная жизнь мемориальным объектам. Под их руками становилось возможным то, что, казалось, нельзя выполнить без специальной техники и механизмов.
Неоценимую помощь музею оказывают старшеклассники 12-й московской специализированной школы имени В.Д.Поленова, ежегодно проходящие здесь производственную практику. Можно смело сказать, что без них в разгар экскурсионного сезона музей не смог бы справиться со всей работой. На протяжении двадцати лет преподаватели А.А.Соломонова и Л.Г.Семейкина вывозят своих питомцев в Поленово, и трудно себе представить для ребят лучшую практику, чем труд в музее в летнюю пору. Они не только получают здесь разнообразные профессиональные навыки, но усваивают важные уроки нравственности, товарищества, патриотизма. У подножия холма, на самом краю усадебной земли стоит под вековыми березами мемориального парка уютный бревенчатый домик - бывшая баня,- ныне тоже реставрированный. Традиционно домик этот служит жильем для приезжающих в Поленово художников, композиторов, писателей. В разное время в нем находили приют Л.В.Собинов, А.Н.Александров, П.Н.Крылов, В.М.Звонцов, Е.А.Евтушенко, В.Д.Берестов, Ю.П.Казаков. Особенно памятно пребывание в этом домике в середине тридцатых годов Сергея Сергеевича Прокофьева, работавшего здесь над музыкой балета «Ромео и Джульетта». С тех пор избушка под березами так и зовется - «дом Прокофьева».

Сегодняшний день музея. Он наполнен работой. Он начинается рано, едва птичьим щебетом разбужено летнее росистое утро. Когда еще не забрезжил рассвет - зимой. И начинается он неизменно с забот о лошадях: напоить, задать корм перед рабочим днем. А потом череда разнообразных дел: строительство, реставрация, подготовка к приему многочисленных экскурсий, обсуждение экспозиционных планов очередных выставок, сенокос - летом, лесопосадки - весной и осенью, посев многолетних трав для восстановления лугов окской поймы, сдача на рецензирование очередных рукописей, заготовка дров, ковка лошадей, репетиции спектакля самодеятельного театрального коллектива... Трудно даже приблизительно перечислить все заботы, которыми изо дня в день живет небольшой коллектив музея. В 11 часов утра, в любую погоду, во все времена года гостеприимно открывает музей двери для всех, желающих его посетить. И так вот уже скоро сто лет подряд. Тут хотелось бы сказать об одной скромной, но примечательной традиции дома. В любое время в его комнатах посетителя встречают цветочные букеты. И цветы в горшках. А в начале осени, пока не пришла пора зацвести кактусам, кливиям и амариллисам,- композиции из кленовых листьев, веток туи и рябиновых гроздьев, колосья спелой ржи и овса вперемешку с красными ягодами калины, а то и просто ветки берез. Все они - желанные гости старых комнат. Летом все разнотравье окской поймы поселяется в старом доме, и нет пределов разнообразию букетов, как нет пределов у любого творчества. Цветы в музейных залах - улыбка сегодняшнему дню, память о прошлом и приветствие будущему. Составительница букетов - заведующая экспозиционным отделом Надежда Васильевна Краснобаева, пользующаяся заслуженной славой мастера этого дела. Близятся сумерки. Конец многотрудного дня. Еще одного, прожитого музеем. Схлынул экскурсионный поток. Можно подводить итоги работы. На фоне дня они кажутся скромными, и это вполне естественно. На фоне десятилетий музейной истории они выглядят значительными. И становятся все значительнее год от года. следующая страница...


   Реклама:
   »  перевозка дорожной техники

  "Малый он чудесный, мы, что называется, душу отводим. Товарищ он хороший. Мы мечтаем о будущей деятельности на родной почве. (Из письма Репина Крамскому в 1876 г.) "


Художник Василий Поленов. Картины, рисунки, биография, фотографии
www.vasily-polenov.ru, 1844-1927, контакты: vas@vasily-polenov.ru