на главную      

    На главную

    Биография

    Живопись

    Графика

    Хронология

    Фото архив

    "Поленово"

    Гостевая

    Музеи

    Пастон

    Статьи

    Ссылки

Василий Поленов

   Василий
   Поленов
   1897 год

   
  
   

Страницы:

Стр. 1
Стр. 2
Стр. 3
Стр. 4
Стр. 5
Стр. 6
Стр. 7
Стр. 8
Стр. 9
Стр. 10
Стр. 11
Стр. 12
Стр. 13
Стр. 14
Стр. 15
Стр. 16
Стр. 17

   



Элеонора Пастон. Монография о творчестве Василия Поленова

Творчество Поленова пенсионерского периода так же разнообразно и противоречиво, как и круг испытанных им влияний. В нем можно выделить два основных направления. Одно связано с исторической живописью (как исторический живописец Поленов к концу пенсионерской командировки должен был представить в качестве отчета картину на исторический сюжет). Другое - с пейзажной живописью, живописью, так сказать, «для себя». И если включение исторического романтизма, имеющего чисто «западный» характер, в национальное искусство было для Поленова делом будущего, то творческая переработка впечатлений от пленэрной живописи и импрессионистов присутствовала уже в ранних пенсионерских работах. Недаром во Франции Поленов по-настоящему ощутил себя пейзажистом. В конце пенсионерской поездки, хлопоча о досрочном возвращении в Россию и подводя итоги заграничному житью, он написал родным: «Пользу, однако, она мне принесла во многих отношениях, а главное в том, что все, что до сих пор я делал, все это надо бросить и начать снова-здорово. Тут я пробовал и перепробовал все роды живописи: историческую, жанр, пейзаж, марину, портрет головы, образа, животных, nature morte, и так далее и пришел к заключению, что мой талант всего ближе к пейзажному бытовому жанру, которым я и займусь».
В заграничной поездке Поленов не только расширил свои познания живописца. Здесь он приобрел друзей, связи с которыми он сохранил на всю свою жизнь. В Париже Поленов и Репин были частыми посетителями артистического круга Алексея Боголюбова, объединившего русских художников, живших за границей. В доме Боголюбова собирались в условленные дни для занятий офортом, керамикой, устраивали вечера с чтениями, постановками живых картин, музыкой, в которых Поленов принимал самое деятельное участие. На вечерах Боголюбова частым гостем бывал Тургенев, которого с хозяином связывали близкие дружеские отношения. Знакомство с Тургеневым имело большое значение для Поленова. Писатель заметно выделял художника, следил за его творчеством, бывал в мастерской. Тургенев ввел Поленова в салон известной певицы Полины Виардо, где собирались видные литераторы, музыканты, общественные деятели.
Но особенно большую роль в жизни Поленова сыграла зародившаяся в Италии дружба с Саввой Ивановичем Мамонтовым, крупным промышленником и страстным любителем искусства, сумевшим впоследствии внести крупный вклад в его развитие в России, и будущими членами Абрамцевского (Мамонтовского) художественного кружка. Живой, остроумный, «хорошо чувствующий талантливых людей» и сам разносторонне одаренный, Мамонтов и его жена Елизавета Григорьевна, также наделенная чуткой восприимчивой к искусству душой и редкостным добросердечием, составляли в Италии центр своеобразного артистического кружка. В него входили скульптор Марк Антокольский, историк искусства и художественный критик Адриан Прахов, композитор Михаил Иванов, позже к сообществу присоединился Репин и другие. Беззаботное времяпрепровождение с постановками спектаклей и участием в римском карнавале чередовалось с поездками к древним руинам, изучением архитектурных памятников античности, беседами об искусстве, его роли в жизни общества, назначении художника. Особенно бурные споры велись вокруг проблем «искусство для искусства», свободы творчества и выбора сюжетов.
В Италии у Поленова, Репина, Антокольского возникло желание переехать после окончания пенсионерской командировки в Москву. Оно было горячо поддержано Мамонтовым, задумавшим организацию своеобразного художественного центра. Подмосковное имение Мамонтовых Абрамцево, купленное незадолго до того времени, стало мыслиться местом обитания будущей художественной колонии. Поленов впервые попал в Абрамцево в 1873 году в перерыве пенсионерской поездки. Здесь ему все было по сердцу: старинная дворянская усадьба, где до конца 1850-х годов жил писатель Сергей Аксаков, бывали Гоголь, Тургенев, Хомяков, уютные уголки парка, разнообразная природа окрестностей, гостеприимные хозяева, понимающие искусство, удобная мастерская для художников, построенная в усадьбе, - все обещало здесь благоприятные условия для творчества.
В эту осень в Абрамцеве художник близко сошелся с гостившим здесь профессором Дерптского университета, филологом, лингвистом и переводчиком Мстиславом Праховым, старшим братом историка искусства Адриана Прахова. Беседы с Праховым, поклонником Шеллинга и «идеализма сороковых годов», ощущавшем себя «не ко времени» в эпоху позитивизма 1860-1870-х годов, были очень важны для Поленова. Они поддерживали романтическую направленность умонастроения художника. «М.В.Прахов, - позже писал Поленов, - сделался почти без ведома для себя основателем нашего единения, положив первый камень художественному зданию.., он в своем наивном идеализме имел мужество пойти против течения и тихо, но твердо выставить эстетическую потребность человека как одно из самых необходимых начал человеческого существования».
За годы пенсионерства Поленов особенно сблизился с Репиным, писавшим Крамскому о своем друге: «Малый он чудесный (...) мы, что называется, душу отводим. Товарищ он хороший. Мы мечтаем о будущей деятельности па родной почве». В 1876 году в Париж вместе с Иваном Крамским приехал вышедший из Академии Виктор Васнецов. Поленов предоставил Васнецову возможность работать в его мастерской, где и родился васнецовский эскиз к будущим «Богатырям». Немногим более года спустя все трое художников - Репин, Поленов и Васнецов будут неразлучны в своих путешествиях по Москве.
Хотя Поленов уже в 1876 году писал, что избирает «пейзажный бытовой жанр», путь к нему был отнюдь не простым. Во всяком случае, во второй половине 1870-х годов в творчестве художника наметилось несколько линий, которые, однако, так и не получили развития.
Летом 1876 года он отдыхал после заграничной командировки в Имоченцах. Здесь он написал портрет местного сказителя былин Никиты Богданова. Психологически точно разработанный образ «человека из народа» по своему внутреннему строю родствен портретным типам крестьян Крамского. Близость Поленова к передвижнической традиции ощутима и в другой картине этого года, оставшейся незаконченной, «Семейное горе». В сентябре 1876 года в составе русской добровольческой армии художник отправился добровольцем на сербско-турецкий фронт, чтобы участвовать в начавшейся борьбе сербов за освобождение от турецкого ига. За участие в боевых действиях он был награжден черногорской медалью «За храбрость» и орденом «Таковский крест». Военные впечатления были отражены Поленовым в рисунках, опубликованных в журнале «Пчела». Это в основном сцены из бивачной жизни, этнографические типы, архитектурные зарисовки. «Сюжеты человеческого изуродования и смерти», где все «так ужасно и просто», были чужды Поленову. Он избегал их и позже, когда в качестве фронтового художника участвовал в русско-турецкой войне (1877-весна 1878).

следующая страница...


  "Живопись Поленова, явилась чем-то совершенно новым на общем сероватом тусклом фоне тогдашней живописи. Его этюды - палестинские и египетские - радовали глаз своей сочностью, свежестью, солнечностью. Его палитра сверкала, и уже этого одного было достаточно, чтобы зажечь художественную молодежь. (Головин А.Я.) "


Художник Василий Поленов. Картины, рисунки, биография, фотографии
www.vasily-polenov.ru, 1844-1927, контакты: vas@vasily-polenov.ru